Назад

Ещё пять–десять лет назад самым заметным парнем в боевиках был герой, в совершенстве владеющий единоборствами. Сегодня ни один экшен не обходится без погони по крышам. Паркур незаметно вошёл в нашу жизнь: бегуны переквалифицировались во фрираннеров, руферы делают заголовки новостей. Два вирусных ролика, снятых от первого лица трейсером Сергеем Валяевым для московской инди-группы Biting Elbows, несколько лет назад взорвали интернет. Сегодня к выходу готовится фильм Ильи Найшуллера и Тимура Бекмамбетова «Хардкор», снятый Сергеем от первого лица. Мы спросили его, что происходит с трейсерами сегодня и как стать одним из них.


10 лет паркура в России

На деле по современным меркам мы все прогрессировали очень медленно. Это и не удивительно. До сих пор помню нашу самоубийственную игру: мы смотрели ролик с понравившимся трюком, выходили на улицу, скидывались, и проигравший первый пробовал его сделать — например, выполнял сальто с крыши гаража в кучу снега, песка или листьев. И так до тех пор, пока у кого-то не получалось. Потом мы договорились о том, чтобы прыгать в школе на матах. Постепенно стали взрослеть и умнеть. Накапливали знания и передавали их другим: снимались в передачах про паркур, продвигали его в кино. Движение в России росло, и нас начали приглашать вести семинары в разные города.


Философия паркура

У трейсеров есть девиз: нет преград, есть лишь препятствия, которые можно преодолеть. Сейчас паркур и его брат фриран в России доросли до уровня популярности скейтборда и сноуборда. Можно заниматься в секции паркура, носить одежду для паркура и даже в плеере слушать про паркур.

Сейчас при правильном подходе можно за год научиться тому, на что у нас уходило по три–четыре года.

Хотя новички быстро прогрессируют в трюках, они зачастую совсем не понимают, зачем всё это нужно. Многие гонятся за зрелищностью, но важно понимать, что паркур как дисциплина вырос из системы подготовки военных. Это история прежде всего про то, как защитить себя и родных в экстренной ситуации. Нет никакого смысла в том, чтобы уметь делать сальто, если ты не в состоянии пробежать хотя бы пару километров и при этом не сдохнуть.



Серьёзные трейсеры выполняют только те движения, к которым готовы физически и морально. Отчасти по этой причине на фриран-соревнованиях вроде Art of Motion нет страховки, хотя многие трюки там превосходят по сложности элементы из олимпийских программ гимнастов. При этом на Art of Motion не бывает серьёзных травм. Посмотрите на Давида Белля, Ямакаси и других «старичков». Они всю жизнь грамотно и поступательно тренируются и чувствуют себя идеально. Каждый из них выглядит моложе своих 40 и способен делать такие вещи, которые их ровесники могут только во сне увидеть.

Сейчас всё больше людей задумываются о гармонизации тела и духа, а в смысле практичности паркур во многом превосходит йогу или тай-чи. Городская архитектура тоже меняется в пользу усложнения, а значит, трасс для бега будет становиться только больше. Поиграйте в Mirror’s Edge — и поймёте, о чём я.


Востребованность движения

Сейчас ни один экшен-фильм не обходится без зрелищной сцены погони с элементами паркура, а вспомним 1990-е, когда все герои, кроме Джеки Чана, двигались, как брёвна. Компьютерные игры идут нога в ногу с кино. Во Франции паркуру обучают пожарных, полицейских и военных. В Англии паркур преподают в некоторых школах на уроках физкультуры. И это только начало — искусство перемещения набирает обороты.

Многие опытные трейсеры становятся каскадёрами, а каскадёры, наоборот, осваивают паркур. Это вполне логично. Для первых это возможность совмещать приятное с полезным и осваивать новое, для вторых — просто необходимость быть в тренде.


«Хардкор», режиссёр Илья Найшуллер, продюсер Тимур Бекмамбетов. В ролях Шарлто Копли, Данила Козловский, Сергей Шнуров, Кирилл Серебренников, Светлана Устинова, Даша Чаруша, Равшана Куркова. Фильм о киборге, который должен успеть спасти свою жену от бандитов, пока не сел заряд его батарейки. Картина снята как компьютерная игра от первого лица. Сергей Валяев создал маску-камеру, благодаря которой фильм снимался, выступил в качестве оператора и сопродюсера и сам выполнил многие трюки в фильме. Премьера запланирована на 2015 год.


В клипах Biting Elbows «Insane Office Escape»и «Bad Motherfucker» я исполнил почти все трюки сам. На момент съёмки первого видео у нас просто не было денег на каскадёров, поэтому мы обошлись своими силами. Во втором клипе, например, есть момент, где герой перепрыгивает с машины на машину. Технически трюк для меня был предельно простой, но Илья запретил мне это делать, сказав, что не готов жертвовать единственным оператором, и пригласил каскадёра.

С «Хардкором» всё было намного сложнее. Главный герой — киборг, его способности намного превосходят человеческие. Кроме того, фильм насыщен перестрелками и смертельно опасными трюками. Перед стартом съёмок мы с моим другом и напарником Андреем Дементьевым прошли настоящую школу каскадёров под руководством постановщика трюков Олега Поддубного.

Нас постоянно били, в нас стреляли, сбивали машинами, мы учились рукопашному бою, стрельбе из разного оружия, работе на страховочных тросах.

В результате, когда пришло время снимать, я чувствовал себя очень истощённым. Конечно, я не снимал весь фильм целиком, для меня это было бы самоубийством, да и качество от этого бы не выиграло. Но я старался по максимуму делать всё сам. Каскадёры могли отлично стрелять или много раз падать, но забывали при этом правильно снимать — у них просто не было нужного опыта. По утрам мы читали сценарий и планировали предстоящие съёмки, вместе с оператором-постановщиком Севой Каптуром тестировали разные фишки и разводили сцены, днём мне приходилось тренироваться с каскадёрами в павильоне, а ночами я занимался проектированием маски для съёмки. Это было хардкорно. Справедливости ради скажу, что нескольких месяцев подготовки до съёмок было недостаточно, чтобы стать таким же крутым, как каскадёры нашей команды, даже с десятью годами паркура за плечами.



В фильме были реально страшные моменты: никогда не забуду, как в меня стреляли из огнемёта. На улице была почти минусовая температура, вся группа бегала в пуховиках, а я, голый по пояс, уворачивался от огня. И, конечно, были политические моменты. Например, актёр уровня Шарлто Копли в принципе не мог сесть в пассажирское кресло автомобиля, которым управлял 25-летний трейсер. Поэтому большую часть игровых сцен снимали я и Андрей, а специальные трюки вроде автопогонь, катаний на тросе с 20-го этажа и прыжков под взрывы выполняли каскадёры. За всё время в шкуре главного героя Генри побывали человек десять. Часть разговорных сцен снял сам Илья — это дало ему уникальную возможность работать с актёрами лицом к лицу, а не орать указания с плейбэка. Мы снимали больше 110 смен — материала хватило бы на два фильма. По меркам мирового кинематографа это слишком много. Это были уникальный опыт и уникальная манера работы, которую вы не увидите ни в одном современном фильме.


Трейсеры, руферы и органы правопорядка

Многие думают, что смысл руферства — это залезть на кран на высотке, но это совсем не так. На самом деле цель руферов — обойти систему охраны. Это такой офлайновый аналог хакеров. После двух-трёх восхождений ты уже не испытываешь ни страха, ни адреналина, к красивым видам со временем тоже привыкаешь, а вот ощущение нелегальности вызывает настоящую зависимость. Руферов вроде Раскалова и Махорова — единицы. Для них проникновение на объект — это работа. Они путешествуют по миру и делают нереально крутые фотографии, которые продают разным издательствам. Остальные же занимаются этим непонятно зачем.



С распространением моды на руферство всем стало хуже. Асоциальное поведение на крышах реально злит жителей домов, и я их, если честно, понимаю. Люди всё чаще звонят в полицию, когда слышат шорохи сверху. В итоге крыши закрывают, полиция отвлекается на ненужные вызовы, влюблённые не могут уединиться на свидании — на крышах в центре в выходные летом яблоку негде упасть. У меня очень двойственное отношение к этому явлению. С одной стороны, мои друзья — известные руферы, и я, как никто, в теме этого движения. С другой стороны, я вижу, к чему приводит бездумное увлечение руферством, и мне становится грустно. История с Мустангом — пример того, как не самый умный человек может подставить сразу всех, фактически ничего не сделав.


Сообщество трейсеров

Трейсеры — это изначально интернет-комьюнити. Вся дисциплина родилась и распространилась только благодаря интернету. Большая часть квалификаций на мировые соревнования тоже проходит онлайн.


Мировой звездой фрирана может стать любой трейсер с камерой в мобильнике и выходом в интернет.

Без прикрас самые крутые трейсеры в мире — русскоговорящие. Именно наших ребят постоянно зовут давать мастер-классы по всему миру. Многократный чемпион мира Паша Петкун — русский парень из Латвии. Александр Байтурин, Саша Зюлев и Эрик Мухаметшин постоянно занимают первые места на больших соревнованиях. Ещё есть Александра Шевченко — девушка, которая на равных с парнями участвует в Art of Motion и часто превосходит их. Кстати, во фриране нет деления на женские и мужские соревнования, и в этом весь кайф. Судя по последним соревнованиям, в следующем году в тройке мировых лидеров окажется кто-то из девочек. Нетитулованных звёзд фрирана у нас тоже хватает. Я говорю о тех ребятах, которые не участвовали в соревнованиях, но вдохновили весь мир, сняв видеоролики со своими трюками.

Чтобы проникнуться атмосферой и чему-то научиться, рекомендую посетить парк Горького, площадку Puma Social Club, секции Университета физической культуры и спорта, ну и, конечно, зайти в интернет.



Instagram Сергея
Сайт Сергея
Сайт Smokin’ Heroes





Читайте также

Как создать марку одежды в Москве и добиться успеха за рубежом
Зачем изучать редкие языки, и как это может пригодиться в России и за границей